Logo
КОНТАКТЫ

Как коронавирус изменит человеческие привычки

14-03-2020, 08:32
Социопатия в мире усиливается вне зависимости от вспышки вируса. Это стремление к «атомарности жизни», к автономному существованию, к распаду традиционной семьи. Эпидемия лишь немного стимулирует эти тенденции. Об этом заявил газете ВЗГЛЯД социолог Алексей Фирсов. По его мнению, жизненный уклад во многих странах из-за вируса изменится, но все же не кардинально.
Как коронавирус изменит человеческие привычки
Правительство Чехии в пятницу объявило о запрете с 16 марта въезда в республику всем иностранцам, кроме тех, кто имеет вид на жительство. При этом самим чехам запрещен выезд из страны. Напомним, что ранее похожие меры ввело и правительство Италии. Правда, итальянцам все же можно покидать страну, но они обязаны предъявить пограничникам документ о цели своей поездки (например, срочная командировка).

Пограничный контроль восстановили Словакия, Австрия (по сути закрыв границу с Италией), Эстония, Норвегия. Страны Шенгена, еще недавно гордившееся своей прозрачностью своих внутренних границ, стремительно отгораживаются друг от друга, как в средневековые времена.
Тем временем в России топ-чиновники на фоне глобальной эпидемии все же находят и поводы для оптимизма. Глава Минкомсвязи Максут Шадаев накануне заявил: для нашей страны коронавирус в некотором смысле – это «окно возможностей» для развития сервисов, связанных с дистанционным образованием и здравоохранением. Россия уже готова к переводу в онлайн-режим систем госуправления, бизнеса и социальной сферы – к примеру, есть все технологические ресурсы, необходимые для перевода в онлайн совещаний органов власти, цитирует министра ТАСС.

Насколько же широко может перейти в онлайн не только государственная, но и всякая наша деятельность вообще? Эксперты уже строят прогнозы, как пандемия изменит образ жизни в России и во всем мире. Так, политолог Дмитрий Дробницкий предсказал, что в мире радикально изменится отношение к миграции. Он говорит: «Когда лет через тридцать студентам будут задавать вопрос, что же прикончило глобализацию в 20-е годы, ответом «на зачет» будет: «COVID-19».
Политолог Марат Баширов в своем Telegram-канале предрекает передел основ мировой экономики. Он напоминает о том, что в мире уже началась четвертая промышленная революция, важная черта которой – исключение человека из процесса принятия решений. Эти процессы могли бы вызвать социальные волнения, но в условиях паники люди сами отдадут то, что раньше было им дорого, считает политолог. Они откажутся от своих прав, согласятся на ограничение передвижения и потребления, уверен Баширов.

О том, как изменится уклад жителей планеты после глобального удара, нанесенного коронавирусом, в интервью газете ВЗГЛЯД рассуждает глава Центра социального проектирования «Платформа» Алексей Фирсов.

ВЗГЛЯД: Алексей Владимирович, глава Минкомсвязи полагает, что коронавирус открыл «окно возможностей» для цифровизации госуправления, бизнеса и социальной сферы, для дистанционного образования и здравоохранения. На ваш взгляд, в какой степени такие надежды сбудутся?

Алексей Фирсов: То есть, чтобы открылось «окно возможностей», нам нужно было ждать коронавирус? Сама постановка вопроса любопытна. Но, полагаю, вирус окажет стимулирующее воздействие. Если попытаться найти в ситуации что-то позитивное, то вспышка коронавируса начинает «отсекать лишние сущности». Колоссальное количество «ивентов», то есть мероприятий разного плана, которые производило человечество в последние годы, возникало от избытка ресурсов и времени, от необходимости как-то канализировать активность разросшегося менеджмента компаний.

Сейчас много чего может не случиться, включая, например, Петербургский экономический форум. Но от этого ничего серьезно не изменится. Как жили без этих форумов, так и будем жить.
Что касается всеобщей цифровизации, то вряд ли она на данный момент полностью снимет необходимость человеческого взаимодействия. Мы изучали, могут ли онлайн-совещания и конференции полностью вытеснить офлайновые встречи? Нет, этого не происходит. Людям нужно ощущение присутствия. Есть целый ряд моментов, которые заметны на микроуровне и ускользают в онлайн-формате. Это и вопрос доверия, и более гибкое управление рабочим временем. Потом, человеческое сознание в принципе консервативно, привыкает к определенным форматам. Оно нуждается в триггерах для изменений.

Не будь коронавируса, мы продолжали бы совершать большой объем разных привычных действий, частично уже бессмысленных – тех, что давно уже пора было переносить на цифровые платформы.
Любой кризис стимулирует процессы, которые уже назрели в обществе. 

ВЗГЛЯД: То есть коронавирус все-таки поменяет структуру жизни? Дойдет ли до того, что человечество перенесет почти всю свою деятельность в Сеть, и у людей останется живое общение лишь с близкими родственниками. Например, еду скоро будут развозить только роботы-курьеры?

А. Ф.: Доставка еды домой – достаточно удобная практика. Но масса людей привыкла ходить в магазины. И люди все равно будут ходить в магазин. Вирус простимулирует какую-то часть общества использовать цифровые платформы, чтобы заказывать продукты. Наверное, потом это станет для них привычкой. То же самое произойдет и с совещаниями в онлайн-формате, и другими элементами нашей жизни.
Но одного вируса недостаточно, чтобы создать долгосрочные модели поведения. Коронавирус и связанная с ним паника рано или поздно пройдут, вакцина появится, иммунитет выработается. У человечества короткая историческая память. И она становится все короче, поскольку растет скорость изменений.

Поэтому не будет такого, что все люди уйдут в социопатию, забьются по домам на долгий срок. Даже сейчас в Италии, откуда я недавно вернулся, где умирает по двести человек за сутки, где введен чуть ли не комендантский час, – днем города живут, люди общаются. До последнего момента люди, как обычно, сидели в барах и кафе.
На какой-то стрессовый период поведение человека изменится. Мы можем уйти в самоизоляцию, но потом вернемся к привычному балансу.
Иное дело, что тенденция социофобии в мире усиливается вне зависимости от вируса. Равным образом расширяется использование онлайн-сервисов. Если говорить в целом, это тенденция к «атомарности жизни», стремление к автономному существованию. Сюда же укладывается и распад традиционной семьи. Опять-таки эпидемия лишь немного простимулирует эти тенденции.

То же касается и расширения власти искусственного интеллекта. Да, мы доверяем роботам все больше функций. Но нельзя сказать, что через два месяца мы проснемся в новом мире. Есть лишь направление, в котором движется мир.

ВЗГЛЯД: Правда ли, что коронавирус «прикончит» глобализацию?

А. Ф.: В последние годы мы наблюдаем некие новые ограничители для глобализации. Возник всплеск интереса к локальным брендам, к локализации жизни, возвращение к традиционным культурам. Это свойственно не только нам, это можно наблюдать в тех же США, Великобритании, Австрии, Германии.
Вирус стимулирует возвращение понятия границ. Можно сказать, что ему сейчас «присвоили гражданство»: вспышка ассоциируется с Китаем, Ираном, Италией – хотя ясно, что зона болезни не проходит строго по границам той же Италии. Воспоминание о том, что есть границы и они требуют закрытия, пришло раньше, но вспышка вируса тоже ускорила этот процесс.
Реплика дня