Logo
КОНТАКТЫ

Борис Шаповалов: От того, кто победит в борьбе за власть, зависит будущее Молдовы

10-03-2020, 09:55
2019-й стал в Молдове годом больших выборов: в два состава парламента, три состава правительства, новые органы местной власти и в башканы Гагауз Ери, где Ирина Влах, получив 92 % голосов, была переизбрана на второй срок. Сегодня ПСРМ фактически контролирует главные посты в местных органах власти в 22-х районах республики из 32-х. В составе нового правительства восемь человек из двенадцати считаются людьми Игоря Додона, остальные – компромиссные кандидатуры, предложенные новым премьером Ионом Кику и устраивающие одновременно как социалистов, так и демократов. Реализация социальных проектов, стабильное правительство и взвешенная внешняя политика – таковы приоритеты и условия ПСРМ для создания политического союза с ДПМ.О том, сложится ли коалиция, и чем диалог ПСРМ-ДПМ выгоден для будущего Молдовы, анализирует политолог, доктор философии Борис Шаповалов.
Борис Шаповалов: От того, кто победит в борьбе за власть, зависит будущее Молдовы
– Господин Шаповалов, политическая передышка в Молдове закончилась, опять началось политическое переформатирование власти. Как оно отразится на обязательных для нашего общества реформах? Приведет ли к лучшему?
– Прежде, чем ответить на этот вопрос, Ольга, я предлагаю совершить небольшой экскурс в историю. После парламентских выборов 24 февраля новое правящее большинство сложно складывалось в течение всего, отведённого для этого, времени. И только 8 июня 2019 года, в последний день трехмесячного срока, в результате неожиданного для многих соглашения  между социалистами и блоком правых партий «Acum», спикером парламента была избрана председатель ПСРМ Зинаида Гречаный. В этот же день, вместо правительства демократов Павла Филиппа было утверждено правительство из представителей двух правых прозападных партий (избирательный блок«Acum»), во главе с Майей Санду (Партия «Действие и солидарность») и Андреем Нэстасе (Партия «Платформа Достоинство и Правда»). Социалисты в нём получили всего два поста: вице-премьера по реинтеграции и министра обороны. На несколько дней в стране установилось двоевластие, которое грозило перерасти в полномасштабные столкновения сторонников олигарха Плахотнюка с политическими силами и сторонниками нового парламентского большинства. Но под давлением внешних партнёров Молдовы – ЕС, США и России – 14 июня Влад Плахотнюк со своими приближенными бежал, а правительство ДПМ Павла Филиппа подало в отставку.

20 октября и 4 ноября состоялись два тура выборов в местные органы власти, в результате которых социалисты значительно укрепили свои позиции в стране, а партии блока «ACUM» оказались на третьем месте, после социалистов и демократов, по количеству избранных мэров (глав администрации) городов и сел. Причем, ПСРМ победила в большинстве крупных городов. На сегодняшний день, Партия социалистов фактически контролирует главные посты в местных органах власти в 22-х районах из 32-х. Победа секретаря ПСРМ, вице-председателя парламента Иона Чебана, в борьбе за пост генерального мэра Кишинева (левые впервые победили в столичном муниципии за последние 29 лет) над председателем партии «Платформа Достоинство и Правда», вице-премьером правительства Андреем Нэстасе, стала полной неожиданностью для правых политических формирований. И своеобразным сигналом о том, что они за пять месяцев бездарного руководства правительством не только не укрепили свои позиции, а наоборот, стремительно теряют авторитет среди различных слоёв населения, особенно, в регионах.

Реализация реформ и программ развития страны тормозились некомпетентными действиями министров правительства Санду, между ПСРМ и блоком «ACUM» нарастало недопонимание, подписанные соглашения нарушались и игнорировались лидерами «ACUM».
Премьер-министр попыталась протащить на должность Генерального прокурора своего ставленника, но не рассчитала силы и, в итоге, проиграла.
12 ноября 63-мя голосами депутатов, социалистов и демократов, правительство Майи Санду было отправлено в отставку. 14 ноября президент Игорь Додон предложил свое миноритарное правительство технократов, во главе с известным финансистом Ионом Кику, и парламент утвердил это правительство. В составе нового кабмина восемь человек из двенадцати считаются людьми Игоря Додона, остальные – компромиссные кандидатуры, предложенные новым премьером Ионом Кику и устраивающие одновременно социалистов и демократов.

Сам премьер-министр Кику – тоже компромиссная кандидатура между демократами и социалистами, хотя считается, что он – человек Игоря Додона. Кику работал под началом Додона в министерстве экономики при коммунистах в 2005–2007 годах, а также был советником премьер-министра Зинаиды Гречаной в 2008-2009 гг. В 2017–2019 он был заместителем министра и министром финансов в правительстве демократов Павла Филипа. После ухода правительства ДПМ в отставку, Игорь Додон взял Иона Кику на должность одного из своих советников.

– Уточните, пожалуйста, характер действий Майи Санду: она не справилась с заданием или саботировала этой тактикой коалицию?
– Я считаю, что г-жа Санду спровоцировала отставку своего правительства. Для того, чтобы дестабилизировать политическую и экономическую ситуацию в стране, посеять хаос и недовольство, в условиях зимних проблем, и на этой волне добиться досрочных выборов, переформатировать парламент, а потом, при помощи западных партнеров и спонсоров, создать новую коалицию – с новыми, «чистыми и обновленными» демократами. Создав же под давлением западных партнеров новое коалиционное прозападное парламентское большинство – отправить сначала в оппозицию, а затем и в политическое небытие Партию социалистов. Если бы план Майи Санду удался, то избрание Игоря Додона президентом на второй срок осенью 2020 года вряд ли было бы возможным.

После неожиданной для многих внешних партнёров позорной отставки правительства Санду 12 ноября 2019 года и ещё более неожиданного появления технократического правительства Иона Кику, сформированного президентом за два дня, в Молдове наступил двухмесячный период политического затишья. Послы США и ЕС с недоумением встречались с Додоном, Гречаной, Кику, Чебаном, Санду, Нэстасе и другими более-менее значимыми молдавскими политиками, чтобы понять, что же произошло, а, самое главное, что будет дальше.
Лидеры блока «ACUM» – Санду и Нэстасе – предпринимали попытки создать напряжённость в стране, развернули истеричную пропагандистскую кампанию о том, что с приходом к власти «пророссийского и социалистического» правительства Иона Кику, в Молдове вот-вот наступит конец света. Но народ с одобрением встретил президентские социальные инициативы, спокойно наблюдал за процессом совместных действий и голосования социалистов и демократов в парламенте.

Беглые олигархи, подельники по краже миллиарда Плахотнюк и Шор, следя за событиями в стране, поняли, что упускают инициативу, начали активные действия по объединению всех антипрезидентских сил, выработке общей стратегии и тактики действий. Последовали поездки Андриана Канду и нескольких его приближённых депутатов-демократов в США и Израиль. Учитывая, что в Израиле Канду встречался с Шором (о чём имеется информация в прессе), несложно предположить, что в США у него состоялась встреча с Плахотнюком. Во всяком случае, Канду не скрывает, что постоянно общается с ним по телефону.

 По Вашему мнению, раскол ДПМ имеет политическую или экономическую подоплеку? И реален ли он, или это – часть плана?
– Деятельность генерального прокурора Александра Стояногло по расследованию кражи миллиарда, незаконной сдаче в концессию Кишинёвского аэропорта и других коррупционных схем, поддержанные президентом и ситуативным парламентским большинством депутатов-социалистов и большей частью демократов, ясно показали направление дальнейших действий власти. Это и заставило шестерых, наиболее преданных Владу Плахотнюку депутатов-демократов, во главе с Андрианом Канду, покинуть ряды ДПМ и создать новый политический проект, под громким названием «Pro Moldova».Через несколько дней к ним присоединился седьмой перебежчик из фракции ДПМ. Канду не скрывает, что вместе с Плахотнюком предпринимает меры по дальнейшему расколу демократической фракции в парламенте (речь идёт якобы о ещё 10 депутатах-демократах, которые могут покинуть фракцию ДПМ).

Таким образом, Демпартия разделилась на две части: демократы, во главе с Дьяковым и Филипом, тяготеют к союзу с ПСРМ и готовы обсуждать создание правящего большинства в парламенте и коалиционного правительства. А группа друзей Плахотнюка, возглавляемая Канду, покинула ДПМ и формирует новый политический проект, который выступит в одной антидодоновской колонне вместе с Санду и Нэстасе. Американские и  европейские партнёры Молдовы предпримут дальнейшие усилия по сближению позиций Канду и Санду. Конечно, открыто поддерживать Канду/Плахотнюка лидерам «АCUM» сложно (ведь они с ними «боролись» несколько лет), но если западные «партнёры» скажут «надо», да ещё и выделят на это приличные деньги, то Канду и Санду ответят «есть».

Вполне реально, что группа «Pro Moldova» попытается использовать готовый, временно законсервированный политический проект. Открыто выступать под знамёнами Плахотнюка сегодня бесперспективно с электоральной точки зрения, поэтому, чтобы отобрать у президента часть электората на предстоящих выборах (а это, по всей видимости, и есть главная задача  Канду), группа «Pro Moldova» объединится с какой-либо существующей полумёртвой партией. Ряд политологов намекают на Социал-демократическую партию Виктора Шелина, хотя возможны и другие варианты. Таким образом, будет сформирован общий антидодоновский фронт «Канду-Шор-Усатый-Санду», и все другие, кого к нему смогут пристегнуть щедрые антироссийские спонсоры из-за границы.
Как считает депутат-социалист Богдан Цырдя, «у событий в Молдове два мотива: геополитика, то есть, отстранение ПСРМ и И. Додона от власти; бизнес-интересы олигархов по сохранению аэропорта.

24 февраля американское издание U. S. News & World Report (США) опубликовало статью Will Moldova be Trump’s Ukraine? Её написали «эксперты» Кристина Петру и Ольга Коуси. Авторы требуют реабилитации Вашингтоном Плахотнюка и возвращения его в Молдову для «наведения порядка», продолжения курса слияния с НАТО, евроинтеграции и борьбы с Россией. «Если Соединённые Штаты начнут сегодня действовать и вернут всех заинтересованных лиц в политический процесс, тогда Молдавия сможет избежать судьбы Украины. В противном случае, нашу страну ждёт тяжелейший междоусобный конфликт», – считают авторы статьи.
После этой публикации (возможно, по заказу Плахотнюка) политическую систему Молдовы начало лихорадить не на шутку: открытый раскол ДПМ, протесты и митинги Партии “ШОР”, забастовка в Кишиневе частных пассажироперевозчиков, требование отставки министра иностранных дел Чокоя, скандальная акция протеста участников войны в Приднестровье и другие. Названные события сопровождались критическими высказываниями руководителей Румынии, некоторых европейских чиновников и послов ЕС и США в Молдове в адрес нового правительства Иона Кику. Всё это, а также анализ многих других сопутствующих фактов о консолидации усилий группы политиков «Плахотнюк-Канду-Санду-Шор-Усатый» против политики президента Додона и правительства Кику, по моему мнению, говорит о чёткой связи между этими эпизодами. А также о том, что высказывания и совместные действия по дестабилизации ситуации в Молдове имеют чёткую внешнюю координацию.

– Борис Андреевич, ПСРМ призывала к диалогу бывших партнеров из блока  ACUM, как она представляла себе возможный формат коалиции?
– 4 марта ПСРМ провела Республиканский совет, чтобы обсудить политическую стратегию и действия на последующий период. В принятой декларации отмечается: «ПСРМ сожалеет о том, что бывшие политические партнеры из блока ACUM не ответили на призывы вернуться к диалогу, предпочитая настаивать на досрочных выборах. Мы дали достаточно времени бывшим коллегам по PAS и DA, чтобы они прояснили внутреннюю ситуацию, преодолели недопонимание, которое привело к развалу коалиции». Республиканский совет ПСРМ проанализировал три оставшихся сценария: «сохранение правительства, лишенного стабильной поддержки; политическое партнерство с ДПМ – единственной парламентской партией, открытой к диалогу; досрочные парламентские выборы в ноябре, совмещенные с президентскими». И предложил демократам создать политическое партнёрство. ДПМ вполне ожидаемо откликнулась на предложение ПСРМ, и на второй же день состоялся первый раунд переговоров руководителей партий о возможности создания правящей коалиции, обсуждение перспектив стабилизации ситуации в Республике Молдова.

В случае создания коалиции, Демпартия станет гарантом европейского курса Молдовы. «Диалог прошел в дружественной атмосфере. Если коалиция и будет создана, то только при условии гарантии проевропейского курса. Демпартия выступит гарантом, так как считает своим обязательством продолжение движения в этом направлении», – сообщил после переговоров Дмитрий Дьяков. Он дал понять, что ДПМ заинтересована в направлении внешней политики, чтобы в ее ведении находились «отношения с ЕС и партнерами». Также Дьяков отметил, что в правительстве «девять министерств, и если половина перейдет в ведение ДПМ – будет нормально».
Дьяков критично отозвался о том, почему ДПМ отвергла настойчивые предложения блока ACUM о союзе против ПСРМ и президента Додона. «Правая оппозиция призывала нас сместить нынешнее правительство. Но мы задавали вопрос: а что дальше? Сможем сформировать новый функциональный кабинет министров? Тем более, после того, как кто-то постарался, и наша фракция сократилась на семь человек (ушли в Pro Moldova).Теперь, если прибавить ACUM, у нас – 48 депутатов. И что в этой ситуации делать? Голосовать с партией Шора?», – задался вопросом демократ.
Отвечая на вопрос о том, будет ли ДПМ поддерживать Игоря Додона на президентских выборах, Дьяков сказал, что «после бесед с гражданами в районах», пришел к выводу, что у Демпартии «должен быть собственный кандидат». Здесь следует отметить, что до начала официальной президентской кампании мнение Дьякова и Филипа по этому вопросу может и поменяться. В первом туре голосования (а президентские выборы, скорее всего, пройдут в два тура) демократы могут голосовать за своего кандидата. А во втором туре ДПМ сможет открыто поддержать Игоря Додона. Но если демократы поддержат Додона в первом туре выборов, у него появится шанс одержать уверенную победу уже в нём.

Президент Додон приветствовал намерения двух партий: «Мы видим все больше заявлений о необходимости досрочных выборов. Ну, пойдем мы на них, и социалисты возьмут 55-60 депутатских мандатов. О чем тогда будете кричать?» Игорь Додон также выразил сожаление в связи с тем, что «лидеры ACUM сейчас борются друг с другом, выясняя, кто больше достоин баллотироваться на президентских выборах, вместо того, чтобы сконцентрироваться на приоритетных проблемах граждан, пойти на диалог с ПСРМ и сформировать стабильную правящую коалицию». Андриан Канду утверждает, «в ДПМ есть еще десять депутатов, которые не в своей тарелке после этого решения».

– Кто же из демократов хочет коалиции с ПСРМ? 
– Канду разделил бывших коллег на группы по интересам: «Есть люди, которые всегда идут к власти, где власть, там и они. При всем уважении к почетному председателю, таков Дьяков, и не в отрицательном смысле. Существует категория людей, у которых есть экономические и деловые интересы, это – Никифорчук. Эти интересы либо будут сохранены, либо даже начнут развиваться».
В пресс-релизе PAS отмечается, что партия пыталась прийти к консенсусу с ДПМ во имя смещения правительства, «но все попытки встречали отказ». В общем, Майя Санду сегодня оказалась перед сложной дилеммой. Открыто поддержать Канду (а, значит, Плахотнюка) она не может, так как понесёт серьёзные электоральные потери. Но давление западных партнёров и логика борьбы против ПСРМ и Додона будут подталкивать её к такому союзу.
Платформа DA сразу начала считать чужие министерские портфели. Депутат Нэстасе сообщил, что ДПМ получит четыре министерских поста: «ДПМ в обмен на поддержку Додона получит МИДЕИ, а также министерства обороны, образования, культуры и научных исследований, экономики и инфраструктуры. Демократы будут руководить агентствами публичных услуг и по лекарствам, «Moldtelecom» и «Cricova». В ходе позорного торга, Филип и Дьяков также настаивают на МВД: так они смогут гарантировать безопасность всех преступных схем».

 Какое решение, по-Вашему, примут лидеры ПСРМ и ДПМ, если договорятся о создании правящего большинства в парламенте и о формировании коалиционного правительства?
– Думаю, мы узнаем об этом очень скоро. Вряд ли переговоры социалистов и демократов затянутся надолго. Они уже доказали, что умеют договариваться. Здесь возможен вариант раздела министерств пополам между партнёрами, а также вариант создания нескольких новых министерств. Некоторые эксперты говорят о том, что приход демократов в правительство возможен за счёт разделения уже существующих 4-5 министерств-монстров пополам. Административная реформа ДПМ, предпринятая ими в 2017 году, провалилась и жёстко критикуется специалистами в управлении. К примеру, общепризнано, что целесообразно разделить министерство образования культуры и исследований, министерство здравоохранения, труда и социальной защиты, министерство сельского хозяйства, регионального развития и окружающей среды, министерство экономики и инфраструктуры.

 И, все же, предположительно, какими могут быть результаты переговоров?
– Думаю, в нынешней политической ситуации возможны три варианта развития событий. Лидеры демократов и социалистов – опытные политические игроки. В кризисной ситуации начала ноября 2019 года, спровоцированной Майей Санду, они быстро нашли компромиссный вариант сотрудничества, без больших репутационных потерь среди своих избирателей. Фактически, они создали негласный временный союз двух политических партий.
Солидарное голосование в парламенте после отставки правительства Санду и развала коалиции ПСРМ – «ACUM», говорит о новом, теперь уже тактическом альянсе между демократами и социалистами. Потому что стратегический альянс, с открытым участием демократов в правительстве, сформировать в ноябре-декабре они не могли. Подобный союз не был бы воспринят ни избирателями Молдовы, ни внешними партнерами, как на Западе, так и на Востоке. А вот спустя четыре месяца с начала деятельности правительства Иона Кику, поддерживаемого социалистами и демократами, такой союз становится возможным и реальным. Демократическая партия медленно трансформируется в новую политическую силу и естественным путём очищается от депутатов, находящихся под каким-либо влиянием её бывшего хозяина и председателя Влада Плахотнюка. На данный момент фракцию и партию покинуло 7 бывших депутатов-демократов, во главе с экс председателем парламента Андрианом Канду. Многое теперь будет зависеть от того, выдержат ли другие депутаты-демократы мощное психологическое давление на них, шантаж, угрозы и прямой подкуп.
Вариант первый и самый нежелательный. Конечно же, Плахотнюк, европейские и американские партнёры Санду и Нэстасе, румынские спецслужбы и политики, антироссийские НПО будут предпринимать различные действия для того, чтобы расколоть основную фракцию депутатов ДПМ, во главе с её новым председателем Павлом Филипом и бессменным «серым кардиналом» Дмитрием Дьяковым. Они будут использовать любую ошибку президента Додона и ПСРМ для дестабилизации политической и социально-экономической ситуации в Молдове, оказывать давление на ДПМ и её сегодняшних лидеров.

Если им это удастся, у социалистов и выдержавших давление депутатов-демократов останется 50 и менее депутатских мандатов. Тогда новым парламентским большинством, в составе депутатов Партии «Действие и солидарность» – Майя Санду, Партии «Платформа Достоинство и Правда» – Андрей Нэстасе, Партии Шор – Илан Шор и группы «За Молдову» – Андриан Канду/Влад Плахотнюк, правительство социалистов, во главе с Ионом Кику, будет отправлено в отставку. Далее сейчас трудно предугадать, но легко теоретически спрогнозировать: начнётся мощнейшая атака правых и унионистских сил на ПСРМ и президента Додона, их дискредитация и травля. Не думаю, что в таких условиях социалистам удастся инициировать досрочные парламентские выборы, а победа президента Додона на предстоящих осенью выборах становится довольно проблематичной. В условиях жёсткой политической борьбы продолжится дальнейшая деградация молдавской экономики, бегство населения из страны, что может повлечь за собой массу неприятностей, вплоть до утраты молдавской государственности, возможной расконсервации приднестровского конфликта и усиления унионистских тенденций в молдавском обществе.
Вариант второй останется в силе, если социалистам и демократам не удастся по какой-либо причине договориться о полноценном политическом союзе. Будем надеяться на дальнейшее здравомыслие депутатов социалистов и демократов, а также – на положительные результаты работы нового правительства профессионалов, во главе с Ионом Кику.

Если социалистам, во главе с Додоном/Гречаной и депутатам-демократам, во главе с Филипом/Дьяковым удастся сохранить временный тактический союз и продержаться до президентских выборов ноября 2020 года, на которых, по предварительным прогнозам, победу одержит Игорь Додон, после выборов они могут создать открытое парламентское большинство и новое коалиционное правительство, доработавшее до конца парламентского мандата – февральских выборов 2023 года. Здесь многое будет зависеть от стойкости депутатов-демократов и результатов работы правительства Кику.
Естественно, после президентских выборов роль ДПМ в управлении страной возрастёт, и они могут возглавить новое коалиционное правительство. Возможен и другой вариант, когда представитель ДПМ возглавит молдавский парламент.
Вариант третий – скорее всего, реально осуществимый в ближайшие дни. Всё, то же самое, что и во втором варианте, только уже существующий ситуативный тактический союз социалистов и демократов в ближайшие дни марта перерастает в полноценное сотрудничество в парламенте и создание нового коалиционного правительства. Возможно изменение структуры кабинета, увеличение количества министерств, с 9 до 13-15, и, за счёт этого, вхождение в правительство «Кику-2» нескольких представителей Демократической партии. В принципе, такой ход развития событий за полгода до президентских выборов будет встречен позитивно большинством молдавского общества. Положительные результаты работы коалиционного правительства социалистов и демократов «Кику-2» будут также способствовать уверенной победе президента Игоря Додона на выборах в ноябре 2020 года. После этого вполне реально переформатирование власти в Молдове до парламентских выборов февраля 2023 года. Президентский пост и руководство парламентом остаются за социалистами, а пост премьер-министра может отойти демократам.

– Возможен какой-то четвёртый вариант?
– Возможен, но это будет уже не вариант нормального развития политического процесса, а государственный переворот правых сил и унионистов, по примеру украинского майдана 2014 года. Я уже говорил, что в Молдове открыто и довольно вольготно действует большое количество различных прозападных и прорумынских политических партий, СМИ и НПО, которые имеют внешние источники финансирования, агрессивны по своей природе и объединены единой русофобской идеологией.
2019 год был в нашей стране годом больших выборов, 2020-й станет годом большой борьбы за власть. И от того, кто победит в этой борьбе, зависит будущее Молдовы.
©kommersantinfo.com
Реплика дня